Традиционная культура и нематериальное культурное наследие в Латвии 2005 год

Салацгрива, Резерват биосферы Северной Видземе. 28 апреля 2005 г. Обобщение дискуссии.

28 апреля 2005 года, в рамках подготовки к Форуму ЮНЕСКО (июнь 2005 года в Риге), в посёлке Салацгрива, на берегу Рижского залива, в помещении Заповедника биосферы Северной Видземе состоялась дискуссия по проблемам традиционной культуры и нематериального культурного наследия. Автор перевода был приглашён на дискуссию в качестве практика. Не знаю, считать ли это за честь, но, кажется, я был единственным представителем национальных меньшинств на этой дискуссии. Не смотря на холодную погоду, дискуссия получилась жаркой. Думается, обобщение дискуссии заслуживает внимания.

В дискуссии о традиционной культуре и нематериальном культурном наследии, организованной Латвийской Национальной комиссией ЮНЕСКО и Министерством Культуры Латвии встретились эксперты по нематериальной культуре Латвии и практики. Целью дискуссии было высказать и обсудить механизмы внедрения принятой в декабре 2004 года Конвенции о сохранении нематериальных культурных ценностей, а также проанализировать ситуацию в сфере нематериальных культурных ценностей, выдвинуть вопросы для её развития.

Дискуссия состояла из двух больших блоков – анализа существующей ситуации в сфере сохранения нематериальных культурных ценностей и выдвижения предложений по внедрению Конвенции.
Дискуссию открыла представитель Министерства Культуры Латвии Даце Нейбурга призывом всех представиться и определить главные мотивы, по которым было принято решение участвовать в дискуссии. Во вступительных речах, главные мотивы принять участие в дискуссии выдвигались в связи с принятием Конвенции, которое создало юридическую базу для сохранения нематериальных культурных ценностей, но вместе с этим проявился также вопрос о внедрении Конвенции, о возрождении нематериального культурного наследия в обществе.

Дискуссия началась с вопроса о том, чем мы на данный момент богаты, и с чего надо начать решение вопроса о сохранении нематериального культурного наследия, учитывая рамки определений, данных в Конвенции:

— определяя своё нематериальное культурное наследие, важно вспомнить, что латышскую идентичность формируют две других идентичности – индоевропейская и финоугорская. Важно познать нашу уникальность на перекрёстке этих двух потоков
— важна роль прессы в сохранении нематериального культурного наследия, но последнее время в прессе звучит боязнь идеологии традиционной культуры
— существует необходимость усовершенствования музыкального образования как в общеобразовательных школах, так и в профессиональных школах. В настоящий момент существует противостояние между музыкальным образованием, народным самообразованием (автодидактизмом) и музыкальной малообразованностью. В отношении этномузыки, то ей в настоящий момент уделено недостаточно внимания, как в области образования, так в исследовательской и организационной областях.
— в рамках внедрения Конвенции необходимо соответсвующее законодательство. Одним из необходимых законов может быть закон об авторских правах в сфере фольклора. Необходим также закон о Государственном Фольклорном хранилище (Valsts Folkloras krātuve), который сам по себе является ценностью и требует охраны, т. к. в нём содержатся уже собранные ценности.
— существует противостояние традиционного и сценического танца, нет диалога между этими двумя направлениями. В контексте Праздников песни и танца должен быть решён вопрос обо множестве танцоров, которые вынуждены оставаться дома.
— необходима адекватная оценка потока культурного суррогата с Востока и Запада. В рамках этого культурного суррогата происходит банализация культуры. На основе противопоставления должен быть сформирован и найден единый элемент для борьбы с этим.
— существуют серьёзные противоречия между государством и обществом в культуре и планировании культурной политики. Эти противоречия касаются как вопросов финансирования, так и вопросов сотрудничества с культурными организациями, существует также проблема прозрачности.
— отсутствие основных культурных принципов – существует неравенство между культурой для потребителей и культурой для зрителей

Далее внимание участников дискуссии сконцентрировалось на анализе сущетсвующей ситуации, с учётом как позитивного, так и негативного опыта, а также уже сделанного и ещё не сделанного.
— активизировалась работа по изучению традиций ношения латышского народного костюма и сформирован Совет экспертов по народному костюму, однако возник вопрос стереотипов в отношении к народному костюму как таковому, т. к. он, также, как и вся нематериальная культура, всегда находится в развитии и изменяется.
— начата работа по утверждению юридического статуса Праздников песни и танца. Однако важно не забывать, что Праздники песни и танца формируются всем, что составляет процесс их подготовки.
— отсутствуют образовательные программы в вопросах перенятия традиций, необходимо тесное сотрудничество со сферой образования. Однако, планируя и формируя такие программы, следует не забывать, что в Латвии существует негативная тенденция двигать одну традицию, а остальные терять, очень важно через образовательную сферу постоянно напоминать, что имеет место параллельное существование множества традиций.
— следует остерегаться, чтобы народное творчество не превратилось в индустрию сувениров, однако, этот вопрос касается не только культурной политики, но также необходимости просвещения, как жителей Латвии, так и туристов в вопросах того, что такое народное творчество.
— отсутствует периодическое издание, в котором бы отражались вопросы нематериальной культуры.
— необходима координация в терминологии и классификации форм нематериальной культуры, в этой сфере отсутствует множество определений.
— музейно-хранилищные ценности не архивированы в цифровой форме. В этом архиве необходимо фиксировать также описания традиционных ремёсел.
— отсутствуют фольклористы-педагоги, которые являлись бы специалистами в своём деле, и которые могли бы претворять в жизнь программы сохранения нематериальной культуры.
— в настоящий момент имеется тенденция выделения традиций Праздника песни и танца, однако, в результате этой тенденции забываются другие традиции и на второй план отходит сохранение других сфер нематериальных культурных ценностей. Противостояние этой тенденции можно было бы использовать для поддержания и уравновешения других проявлений нематериальных культурных ценностей.
— отсутствует согласованность действий между институциями и организациями, которые занимаются сохранением нематериального культурного наследия. Следует искать сотрудничество между ними и формы возможного отражения его в деятельности новой библиотеки.

В продолжении дискуссии участники были призваны взвесить механизмы внедрения Конвенции, в вопросе об инвентаризационном списке участники были призваны высказать свои предложения о возможных моделях его формирования:

— формируя Регистр, нельзя забывать о том нашем наследии нематериальной культуры, которого уже не существует. Этот Регистр может стать инструментом воспитания локального патриотизма, т. к. будет рассказывать о том, что у нас есть. И перед его формированием необходимо определить цели и кому это служит.
— анкета – важно будет узнать то, что сегодня действительно происходит и какие традиции в повседневности актуальны и живы. В создании анкеты надо соединить научно-исследовательский подход и открытый подход, в основании которого сам носитель традиции.
— через анкету и Регистр навести контакты с локальными обществами, на предмет того, что они считают своим нематериальным культурным наследием, или своей долей общего наследия. Главная цель регистра – поощрение локального патриотизма, а также диалога с обществом, так как в действительности сотрудничество с обществом у нас отсутствует.
— работе по внедрению Конвенции необходимо своё бюро и совет экспертов, такое бюро можно создать, реорганизовав Государственный Центр народного творчества или Латвийское Фольклорное хранилище, главное создать эту новую структуру.

Регистр можно было бы формировать близко к регистру VKPAI, чтобы сохранить списки, а также оживить значения. Необходима также система мониторинга нематериального культурного наследия, а также люди, институализированные на уровне самоуправлений.

В дальнейшем ходе дискуссии Даце Нейбурга кратко презентовала Основные направления государственной культурной политики, акцентируя значение культуры как ресурса развития, её экономическую ценность в качестве такового, а также её роль в идентификации своих национальных богатств. Предусмотрено сформировать постоянное сотрудничество с Министерством образования и науки, на основании совместно разработанной культурно-образовательной программы, разработать терминологический словарь, упорядочить институциональную систему нематериальных культурных ценностей, определить ответственность самоуправлений и их роль в работе по сохранению нематериальных культурных ценностей.
После презентации следовала дискуссия о работах, уже ведущихся в рамках внедрения Конвенции, что, однако, опять вернуло к вопросу о формировании регистра, о разработке образовательных программ и об отношениях с Министерством образования и науки.
В процессе дискуссии её участники высказали как свои пожелания в плане дальнейшего развития дискуссии, так и последние предложения относительно задач, требующих выполнения, и проблем, требующих решения.

  • - пусть проекты по нематериальному культурному наследию охватывают по-возможности более широкий круг людей, а также по-возможности более широкий и разнообразный круг областей знаний и деятельности.
  • - главная проблема в связи с внедрением Конвенции всё ещё состоит в решении вопроса «Что такое нематериальное культурное наследие?»
  • - надо думать о том, чтобы создать мост между практиками и экспертами, т. к. практики гораздо медленнее распознают хорошее вокруг себя, этих людей необходимо образовывать.
  • - по образцу Фонда образовательных инноваций можно было бы основать также Фонд охраны нематериальных культурных ценностей.
  • - необходимо уделять внимание не только всеобщему образованию и профессиональному образованию, но также повышению квалификации педагогов и работников культуры в вопросах нематериального культурного наследия.
  • - через нематериальное культурное наследие необходимо укреплять региональное своеобразие
  • - надо наладить работу и научное сотрудничество с общественными организациями
  • - чтобы активизировался процесс, надо содействовать всему, что наиболее значимо в деле легализации фольклора
  • - мы в настоящий момент включились в процесс самопознания на международном уровне, и важно ответить на вопрос – кто мы, каковы мы.

В рамках неограниченных возможностей XXI столетия важно по-возможности всё записать, не глядя на информационные потери, которые уже произошли.

Перевод Сергея Оленкина.

Список участников дискуссии:
1. Роналдс Озолс, Латвийская Национальная Комиссия ЮНЕСКО
2. Мара Меллена, Центр Этнической культуры Латвийского Университета
3. Даце Нейбурга, Министерство Культуры ЛР
4. Йоланта Трейлере, Министерство Культуры ЛР
5. Зайга Снейбе, Министерство Культуры ЛР
6. Сигне Пуяте, Министерство Культуры ЛР
7. Дагмара Приберга, Министерство Культуры ЛР
8. Агра Берзиня, Государственный центр молодёжных инициатив
9. Рита Платпере, Государственный центр молодёжных инициатив
10. Марите Пуриня, Государственный центр народного творчества
11. Андрис Капустс, Государственный центр народного творчества
12. Даце Була, Фольклорный Архив Института литературы, искусства и фольклора Латвийского Университета
13. Айя Янсоне, Институт истории Латвии Латвийского Университета
14. Ивета Тале, Латвийская Академия культуры
15. Анда Бейтане, Латвийская Академия музыки
16. Эрнестс Спичс, Центр Этнической культуры Латвийского Университета
17. Ина Целитане, Совет координаторов фестиваля детского фольклора «Pulkā eimu, pulkā teku”. г. Кулдига
18. Велта Лея, Совет координаторов фестиваля детского фольклора «Pulkā eimu, pulkā teku”. г. Елгава
19. Вита Бандере, Музей истории Латвии
20. Сергей Оленкин, Русская фольклорная студия «Ильинская пятница», Рига
21. Рута Цибуле, Инспектор культуры, г. Балви
22. Арнолдс Клотиньш, Союз композиторов Латвии
23. Зента Менника, Фольклорный ансамбль пос. Салацгрива
24. Петерис Янсонс, Фольклорный ансамбль пос. Поциемс
25. Дайнис Сталтс, Фольклорный ансамбль «Скандиниеки»
26. Алдис Путелис, Фольклорный Архив Института литературы, искусства и фольклора Латвийского Университета
27. Гунтис Пакалнс, Фольклорный Архив Института литературы, искусства и фольклора Латвийского Университета
28. Артурс Шульцс, Ассоциация традиционной культуры Латвии
29. Лига Гравите, Латвийская Национальная Комиссия ЮНЕСКО
30. Ирэна Клявиня, Латвийская Национальная Комиссия ЮНЕСКО
31. Дагния Балтиня, Латвийская Национальная Комиссия ЮНЕСКО
32. Лиенэ Кривена, PR Pluss
33. Лаума Меллена, студентка


Сделать закладку на эту страницу: