Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»
Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»

Главное меню Главная страница
Главная страница
Общая информация
Новости студии
Дискография
Новости вокруг
Latvieshu valodaa
На русском языке
In English
Статьи С.Оленкина
Рефераты
Методички
Отчеты
Песни
.:: Фотогалерея ::.
Фотографии участников
«Олень по бору...» 2009
Baltica 2009
Фестиваль масок в Дагда
Там по маёвуй роси 2006
Там по маёвуй роси 2005
На фестивалях
Народные исполнители
Рукоделие
Наша история
Наша коллекция
Обложки компакт-дисков
---===---
Контакты
Фотогалерея
Поиск по сайту
Схема сайта
Архив новостей
Рекомендуйте нас
Ссылки
Гостевая книга

Свежие новости

Кто online

---===---



Проблемы фольклорного движения в Латвии

Версия для печати Отправить на e-mail


 2     Традиционное пение и другие виды вокала. Природа отличий.
2.1. Две культуры
Первый вопрос, который необходимо поставить, это вопрос о природе отличий традиционного пения от любых других видов вокала.
Для начала хочется привести простые наблюдения:
 1     Звучание этнографической песни, усвоенной городским исполнителем посредством нотной записи, неизбежно и значительно отличается от звучания оригинала.
 2     Этнографическое пение любой традиции легко узнаваемо в качестве этнографического, и отличимо от других видов вокала.
Очевидно, что отличительные признаки находятся вне сферы, поддающейся письменной фиксации, и относятся в частности к области певческой манеры и стиля. В свою очередь следует признать, что понятие «певческая манера» в данном контексте является мало исследованным. Фактически она представляет из себя самостоятельную знаковую систему, сфера означаемого которой является важным отличительным признаком культуры в целом. Т.к. в обоих приведённых примерах сравниваются явления, принадлежащие разным типам культуры, то вероятно, суть отличий необходимо искать на уровне культурно-типологических признаков. Исследуемый нами предмет является продуктом культуры устного типа.
Чтобы более наглядно представить что такое пение в контексте устной культуры, попытаемся понять чем же культура устная отличается от культуры письменной. В устной культуре вся информация передаётся из уст в уста, без посредства материальных носителей, и единственным её хранилищем является человеческая память. Для городской культуры, большинство основных текстов которой хранятся в письменном виде и передаются преимущественно письменным путём, сама мысль об этом является фантастической. В устной культуре оперирование гигантскими объёмами информации, при отсутствии возможностей «положить на полку», дабы употреблять по мере надобности, предполагает наличие особых способов кодирования. (См. об этом, например: Байбурин А. К. «Ритуал в традиционной культуре». Структурно-семантический анализ восточнославянских обрядов. СПб. «Наука». 1993., Чистов К. В. «Фольклор, текст, традиция». О.Г. И. Москва. 2005. и др.)  Чтобы избежать сложных теоретизирований, попробуем подобрать наглядные примеры.
Современная городская культура, будучи культурой преимущественно письменной, имеет конечно же и устную составляющую. Опыт изучения устной составляющей современной городской культуры, говорит о том, что закономерности её формирования зачастую удивительным образом повторяют закономерности, действующие в традиционной культуре. В качестве примера могут быть приведены тексты, создаваемые членами закрытых и относительно закрытых сообществ (группы заключённых в местах лишения свободы, туристические группы, долгое время проводящие в изоляции от общества, коллективы воинских формирований, неформальные молодёжные объединения и т. д.). Ритуалы, спонтанно возникающие в этих сообществах, будучи вполне самостоятельными по происхождению, по своей структуре и содержанию оказываются близкими к традиционным. Причём это может касаться как акциональной (собственно ритуальные действия), так и вербальной (тексты) и предметной компоненты.
Однако и вне закрытых сообществ в устной бытовой культуре современных горожан зачастую присутствует традиционная составляющая, во многом находясь в противоречии с общепринятыми культурными стереотипами.  В качестве характерного примера этого противоречия может быть приведена судьба таких традиционных текстов, как предписания и запреты, связанные с использованием различных предметов. Многие из этих текстов бытуют в среде городских жителей и теперь. Скажем, запрет сидеть и лежать на столе, класть на стол носки, стирать со стола крошки голой рукой и т. д. В системе мировоззрения современного человека, эти запреты совершенно бессмысленны, потому, что мы привыкли относиться к предметам с точки зрения их практической пользы. «Вот это стол – за ним едят». Ну, на худой конец пишут, беседуют, если стол круглый и т. д. Для традиционного человека предмет, кроме утилитарного, имеет знаковый смысл. В той или иной мере, это относится практически ко всем предметам и явлениям. (А. К. Байбурин в исследовании семантики ритуала в традиционной культуре, предлагает рассматривать два вида прагматики: прагматику утилитарную и прагматику знаковую ( Байбурин А. К. «Ритуал в традиционной культуре». Структурно-семантический анализ восточнославянских обрядов. СПб. «Наука». 1993.,). Специфика знаковой прагматики является одной из важных черт типологического различия двух культур).

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


Автотранслитерация: выключена


Защитный код
Обновить

« Предыдущий документ   Следующий документ »



Все права принадлежат их обладателям. Остальные - © Традиция. 2004-2016
Яндекс цитирования