Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»
Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»

Главное меню Главная страница
Главная страница
Общая информация
Новости студии
Дискография
Новости вокруг
Latvieshu valodaa
На русском языке
In English
Статьи С.Оленкина
Рефераты
Методички
Отчеты
Песни
.:: Фотогалерея ::.
Фотографии участников
«Олень по бору...» 2009
Baltica 2009
Фестиваль масок в Дагда
Там по маёвуй роси 2006
Там по маёвуй роси 2005
На фестивалях
Народные исполнители
Рукоделие
Наша история
Наша коллекция
Обложки компакт-дисков
---===---
Контакты
Фотогалерея
Поиск по сайту
Схема сайта
Архив новостей
Рекомендуйте нас
Ссылки
Гостевая книга

Свежие новости

Кто online
Сейчас на сайте:
Гостей - 1

---===---



Проблемы фольклорного движения в Латвии

Версия для печати Отправить на e-mail

С другой стороны, пение в высоких тесситурах диктует необходимость защиты голосового аппарата от перегрузок. Природа специфических приёмов обращения со звуком, обеспечивающих его силу и полётность при одновременной защищённости голосового аппарата, во многом определяет фонетический облик традиционной обрядовой песни. При этом наряду с закономерностями использования дыхательной опоры, резонирования и артикуляции, общими для большинства традиций, могут быть выделены местные приёмы, характерные только для данной локальной традиции. Эти местные приёмы не всегда могут быть объяснены в терминах вокальной целесообразности.
В связи с последним хочется упомянуть ещё об одной особенности, отличающей традиционную культуру от культуры современного индустриального города. В отличие от современной городской культуры, основным лозунгом которой является «новизна любой ценой», традиционная культура ориентирована на повторение «позитивного» (Смысл слова «позитивность» чаще всего определяется  исходя из критериев «знаковой прагматики») опыта, фактически на буквальное самовоспроизведение. Закрепление «позитивного» опыта происходит путём его ритуализации. Как известно, смысл ритуала может не объясняться. Ритуал совершается потому, что «положено его совершать». Это может касаться и устной составляющей традиционного пения. Необходимость сохранения тех или иных особенностей звучания мотивируется тем, что «так пели всегда», «такой песня дошла до нас от отцов и дедов» и т. д. Эти особенности могут быть отнесены к элементам местной эстетики, но очевидно суть их происхождение более сложна.
Особенности фонетики традиционного пения могут служить маркерами-различителями в системе «своё-чужое». Существует точка зрения, что «традиционные песни не предназначены для пения посторонними людьми. Эта вещь закрытая, закрытая специально, люди таким образом сохраняли себя от проникновения других (чужих) людей в свою локальную культуру, и в то же время таким образом оберегали свою самодостаточность» (В. Иванов, ансамбль «Русская музыка». Выступление на семинаре по проблемам этнографического пения на фестивале «Покровские колокола» в г. Вильнюсе в октябре 2006 года). Такая точка зрения в деталях может быть оспорена, но, без сомнения, устная составляющая традиционного пения является одним из средств культурной самоидентификации.
По поводу происхождения темброво-тесситурных особенностей обрядового пения существуют и другие мнения, подтверждающие и дополняющие приведённое. Например, немецкий музыковед Курт Закс так характеризует эту манеру исполнения: «Там, где мы не имеем дело с «художественной музыкой», рассчитанной на чисто эстетическое воздействие, там, где сущность пения заключается в заглушении, приведении в экстатическое состояние, выведения из равновесия – звук голоса стремится как можно дальше уйти от повседневной интонации. Певец … ищет неестественно высокие регистры, … переходит на головной звук – употребляет все усилия к тому, чтобы не петь обычным … голосом. Далее Закс делает интересное указание на реалистическое изображение вздувшихся на шее жил при напряжённой подаче звука на картине Ван-Эйка (XVIв.). В исторически наиболее ранних русских крестьянских песнях этот специфически напряжённый тембр также в значительной мере сохранился».
Обрядовое пение – элемент праздничной культуры. Известно, что для традиционной культуры характерно яркое противопоставление действительности праздничной и обыденной. «Праздники – «точки безвременья, когда появляется угроза существующему равновесию сил … и начинает колебаться учреждённый искони порядок». Естественно, что праздничное время имеет совершенно другое смысловое наполнение …». (S.Oļenkins. “Русские традиции ряженья”.Metodiskais materials Masku tradīciju festivālam.Rīga.Valsts tautas mākslas centrs. 2002 (См. также Лариса Ивлева «Ряженье в русской традиционной культуре» СПб., 1994 и Лариса Ивлева «Дотеатрально-игровой язык русского фольклора», СПб. 1998).  Обыденное понимание действительности празднику чуждо. В праздничном «настоящем» выражается то, что было, есть, должно быть всегда. Пение изначально элемент преимущественно культуры праздника. Тем более, если говорить об обрядовом пении, речь должна идти об особом певческом состоянии, особой энергетике пения, и как следствие  особой певческой манере.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


Автотранслитерация: выключена


Защитный код
Обновить

« Предыдущий документ   Следующий документ »



Все права принадлежат их обладателям. Остальные - © Традиция. 2004-2016
Яндекс цитирования