Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»
Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»

Главное меню Главная страница
Главная страница
Общая информация
Новости студии
Дискография
Новости вокруг
Latvieshu valodaa
На русском языке
In English
Статьи С.Оленкина
Рефераты
Методички
Отчеты
Песни
.:: Фотогалерея ::.
Фотографии участников
«Олень по бору...» 2009
Baltica 2009
Фестиваль масок в Дагда
Там по маёвуй роси 2006
Там по маёвуй роси 2005
На фестивалях
Народные исполнители
Рукоделие
Наша история
Наша коллекция
Обложки компакт-дисков
---===---
Контакты
Фотогалерея
Поиск по сайту
Схема сайта
Архив новостей
Рекомендуйте нас
Ссылки
Гостевая книга

Свежие новости

Кто online
Сейчас на сайте:
Гостей - 1

---===---



Традиционная культура — современная культура

Версия для печати Отправить на e-mail

«В недрах мифопоэтического сознания вырабатывается система бинарных (двоичных) различительных признаков, набор которых является наиболее универсальным средством описания семантики в модели мира, и обычно включает в себя 10 – 20 пар противопоставленных друг другу признаков, имеющих соответственно положительное и отрицательное значение. Это противопоставления связанные с характеристикой структуры пространства (верх-низ, небо-земля, земля-подземное царство, правый-левый, восток-запад, север-юг), с временными координатами (день-ночь, весна (лето)-зима (осень), с цветовыми характеристиками (белый-чёрный, или красный-чёрный), а также представления, находящиеся на стыке природно-естественного и культурно-социального начала (мокрый-сухой, сырой-варёный, вода-огонь), обнаруживающие отчётливо социальный характер (мужской-женский, старший-младший (в различных значениях – возрастном, генеалогическом: предки-потомки, общественном, свой-чужой, близкий-далёкий, внутренний-внешний): сюда же в известном смысле относится и более общее противопоставление, определяющее модус всего набора внутри модели мира: сакральный-мирской (профанический). Все левые и все правые члены противопоставлений образуют некие единства, отношение между которыми может быть описано с помощью более общих оппозиций (уже не локализованных в пространственном, временном, природном или социальном планах): счастье-несчастье (доля-недоля), жизнь-смерть и – наиболее абстрактное числовое обозначение их – чёт-нечет. На основе этих наборов двоичных признаков конструируются универсальные знаковые комплексы, эффективное средство усвоения мира первобытным сознанием» [ «Мифы народов мира». Энциклопедия. т.2. Стр. 162].
В качестве примера можно привести классификацию участков пространства традиционной русской избы.
Анализ текстов, связанных с домом позволяют говорить о том, что достаточно обычными являются перекодировки между частями человеческого тела, элементами космоса и деталями дома. «Дом может быть развёрнут в мир или свёрнут в человека» [ А. К. Байбурин «Жилище в обрядах и представлениях восточных славян» Л.1983. Стр.10. Далее в этой главе информация из того же источника.].
Левая сторона – женская, правая – мужская.
В целом «дом» – женское пространство (замкнутое) в противоположность «чистому полю» – мужскому (открытому) пространству.
Основная горизонтальная пространственная ось дома – линия между Красным (Святым) углом и печным углом. При этом Красный угол маркирует мужское пространство, а печь (печной угол) – женское. При строительстве избы красный угол ориентируют на восток (юг), на полдень, на свет, на всход. Печной угол соответственно на запад (север), т. е. на тьму, на заход. Печной столб – центральная опора крыши является вертикалью дома, его ритуальным центром, одновременно границей между мужской и женской частями дома.
Молились на Красный угол, покойника клали головой в красный угол (на Восток), хоронили покойника тоже головой на Восток.
Старшим углом считался Красный, потом шёл печной, дверной и пустой.
Печной угол – подовый угол, середа, кут, бабий угол. «Печь нам мать родная». «Стоит баба на юру, кто ни идёт всяк – в дыру, кто ни вскочит, всяк захохочет» (отгадка – печь). Печь – женщина, огонь – мужчина. Возжигание огня – брачный союз. Интересен в этом плане обряд «перепекания ребёнка», в котором серьёзно заболевшего ребёнка помещали на мгновение в топящуюся печь, и тут же вынимали. При этом ребёнок считался родившимся заново и тем самым избавившимся от болезни. В соответсвии с этим обрядом ясной становится семантика печи и её частей.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


Автотранслитерация: выключена


Защитный код
Обновить

« Предыдущий документ   Следующий документ »



Все права принадлежат их обладателям. Остальные - © Традиция. 2004-2016
Яндекс цитирования