Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»
Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»

Главное меню Главная страница
Главная страница
Общая информация
Новости студии
Дискография
Новости вокруг
Latvieshu valodaa
На русском языке
In English
Статьи С.Оленкина
Рефераты
Методички
Отчеты
Песни
.:: Фотогалерея ::.
Фотографии участников
«Олень по бору...» 2009
Baltica 2009
Фестиваль масок в Дагда
Там по маёвуй роси 2006
Там по маёвуй роси 2005
На фестивалях
Народные исполнители
Рукоделие
Наша история
Наша коллекция
Обложки компакт-дисков
---===---
Контакты
Фотогалерея
Поиск по сайту
Схема сайта
Архив новостей
Рекомендуйте нас
Ссылки
Гостевая книга

Свежие новости

Кто online
Сейчас на сайте:
Гостей - 1

---===---



Круглый стол в Министерстве Культуры ЛР

Версия для печати Отправить на e-mail

Круглый стол в Министерстве Культуры ЛР
В октябре 2005 года в Министерстве Культуры Латвии состоялся Круглый Стол по вопросам сохранения нематериального культурного наследия. Конкретно речь шла об этнографическом пении.
Обсуждались две темы:
1. Создание Регистра традиций этнографического пения
2. Формы сохранения традиций этнографического пения

На дискуссию были приглашены специалисты-практики, руководители фольклорных ансамблей. Присутствовало 7 человек. На мой взгляд, конструктивной дискуссии не получилось. В завершение дискуссии, участников попросили продумать и сформулировать предложения по обсуждавшимся на Круглом столе вопросам.
Ниже предлагаются некоторые размышления на эту тему:

1. В документах ЮНЕСКО речь недвусмысленно идёт о «сохранении» нематериального культурного наследия. (1) Думаю, что и в русском и в латышском языке глаголом «сохранять» передаётся идея воспрепятствования разрушению («сбережения», «соблюдения», «содержания в целости». (2)
2. Очевидно, что в нашем случае о сохранении можно говорить лишь тогда, если признаётся возможность преемственности традиции. (3) (Именно в этом пункте начинается область общего взаимонепонимания.) Если речь идёт о преемственности, надо определить (1) что перенимается, и, что очень важно, (2) зачем перенимается. Затем уже можно говорить о (3) способах, путях перенятия.
3. В этом плане первое, что необходимо сделать – дать определение этнографического пения. На мой взгляд наиболее информативным для нас будет определение его через принадлежность к другому типу культуры (культура устного и традиционного типа). Например:
4. «Этнографическое пение – один из специфических, исторически сформировавшихся языков традиционной культуры, в котором музыкально-поэтическая составляющая невыделима из общего комплекса выразительных средств и функционально-контекстных отношений, формируется во взаимодействии с ними и познаётся комплексно». “Etnogrāfiskā dziedāšana – viena no specifiskiem, vēsturiski izveidojušiem tradicionalas kultūras valodām, kura jāiepazīst kompleksi, nenošķirot tās muzikāli poētisko komponentu no kopīgā izteiksmes līdzekļu klāsta”.
5. В определении подчёркивается невыделимость текста и мелодии из общего комплекса выразительных средств и функционально-контекстных отношений, вчастности его неотделимость от того, что мы называем певческой манерой. (4)
6. В свою очередь певческую манеру можно представить как самостоятельную знаковую систему, сфера означаемого которой является важным отличительным признаком культуры в целом. (5)Особенности использования дыхательной опоры и звукоформирования, характер звука (тесситура, громкость, тембр, особенности фонетики — произнесения гласных и согласных звуков), приёмы голосоведения, вообще особенности вокальной техники – всё это в большой степени производные от функций пения, от того контекста, той атмосферы, в которой песня звучала, а последние определены спецификой культуры. (6)
7. Этнографическое пение в действительности можно представить как один из языков традиционной культуры, наряду с хореографическим, акциональным (действия, например, ритуальные), предметным, вербальным (монологи, диалоги) и др. языками. Любой обряд (шире — любое культурное событие), может быть представлен как текст, содержание которого дублируется на всех, или на некоторых из этих языков.
8. Вопрос «зачем перенимается» сводится к определению ценности этнографического пения для нас. Очень важно сформулировать «зачем нам это пение нужно?». Практически этот вопрос можно переформулировать так: «(1) нужно ли нам пение, адекватно представляющее этнографическую культуру, или оно нужно (2) как один из многочисленных вариантов современного поп-искусства, или других видов профессионального, самодеятельного искусства и др.?» Если второе, то нам придётся распрощаться с терминами «перенятие», а следовательно и «сохранение», т. к. речь пойдёт лишь об «использовании элементов традиционного пения в современном искусстве». (7)В данном случае можно сказать, что наши действия будут противоречить документам ЮНЕСКО.
9. Если первое, то необходимо ответить на вопрос: «зачем нам пение, адекватно отражающее этнографическую культуру?» На мой взгляд затем, что это культура другого типа. Конкретнее, это культура доиндустриального и дотехнологического периода истории человечества, это культура устного и традиционного типа, органично и безыскусственно сформировавшаяся на протяжение многих веков. Это культура, содержащая многое такое, в чём остро нуждается современный человек. Этнографическое пение в подлинном его звучании способно открыть (дать почувствовать) человеку важные аспекты этой культуры.
10. Необходимо разработать модель преемственности. Модель должна включать дефиниции и подробное описание предмета преемственности, должен быть определён субъект преемственности, и описан процесс преемственности.
11. По поводу предмета преемственности можно добавить, что этнографическое пение не может быть понято вне порождающего его контекста. Скажем, суть обрядового пения проявляется лишь в контексте обряда. Свадебная песня может быть сколь угодно прекрасна, может быть усвоена и преподноситься великолепно обученным ансамблем с сохранением всех тонкостей звучания, но смысл её станет ясен, если она будет преподнесена в контексте обрядовых действий. Иными словами, если обрядовый текст разворачивается сразу на нескольких языках, скажем средствами пения, танца, ритуального предмета, ритуальных действий и др., то по-настоящему смысл этого текста может быть донесён только совокупными средствами всех этих языков. Поэтому предметом преемственности будет всё же пение в контексте культуры.
12. О субъекте преемственности мне хотелось бы сказать, обратившись к опыту «Suitu sievas» (думается в их случае следует говорить не об ансамбле, а об объединении, среде, где происходит преемственность традиций, и это, на мой взгляд оптимальный вариант «субъекта преемственности»).
13. 2-го ноября 2005 года в Академии музыки состоялся концерт «Suitu sievas». У меня имеются записи пения исполнительниц из Алсунги, сделанные в 30-х годах XX века. Конечно, идя на концерт, я рассчитывал услышать нечто приближённое к звучанию в этих записях. Ожидания мои к сожалению не оправдались.


 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


Автотранслитерация: выключена


Защитный код
Обновить

« Предыдущий документ



Все права принадлежат их обладателям. Остальные - © Традиция. 2004-2016
Яндекс цитирования