Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»
Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»

Главное меню Главная страница
Главная страница
Общая информация
Новости студии
Дискография
Новости вокруг
Latvieshu valodaa
На русском языке
In English
Статьи С.Оленкина
Рефераты
Методички
Отчеты
Песни
.:: Фотогалерея ::.
Фотографии участников
«Олень по бору...» 2009
Baltica 2009
Фестиваль масок в Дагда
Там по маёвуй роси 2006
Там по маёвуй роси 2005
На фестивалях
Народные исполнители
Рукоделие
Наша история
Наша коллекция
Обложки компакт-дисков
---===---
Контакты
Фотогалерея
Поиск по сайту
Схема сайта
Архив новостей
Рекомендуйте нас
Ссылки
Гостевая книга

Свежие новости

Кто online
Сейчас на сайте:
Гостей - 1

---===---



История «Пятницы» с прошлого тысячелетия до новейших времён.

Версия для печати Отправить на e-mail

Как выяснилось, грибы для Зинки были лишь поводом для удовлетворения безудержной потребности в творчестве. Среди лесной чащи, всеми средствами «великого и могучего», она ваяла жуткие образы устного мифа строго по канонам традиции (мои воспоминания об этом свидетельствуют), снабжая рассказ такими яркими подробностями, что даже бабушка, забыв про грибы, останавливалась в смятении, подчиняясь её неистовой харизме. Безголовый покойник по ночам рвался в дом, требуя у незадачливого хозяина череп, лежащий на книжной полке, в руки утомлённого путника, предвещая скорую смерть, падала с дерева Библия в золотом переплёте с золотыми часами на цепочке, блуд, петляя меж деревьев, водил грибника по кругу и завёл-таки в болото, где тот едва не погиб…. Костлявые руки рассказчицы так красноречиво иллюстрировали происходящее, звуки её голоса обнаруживали такое богатство оттенков, на лице подлинность описываемых событий получала столь убедительное подтверждение, что не поверить не было никакой возможности. Я был сломлен и растоптан, чувствуя, что проклятой старухе очередной раз удалось сделать своё недоброе дело. На воссоздание разрушенного покоя были брошены все силы моего неокрепшего детского рассудка. Пожалуй, ни до, ни после Зинки, никому не удавалось заставить меня работать с такой самоотдачей. Ставка была высока – важность проблемы не требовала доказательств. Вечный вопрос был поставлен в самой что ни на есть острой форме, и нерешённым оставаться более не мог.
«Всё новое – это хорошо запрещённое старое». Вытесненный в «заоконную тьму», миф в статусе «суеверия» долго пылился на полках моей памяти, в самых её глубинах. Только через многие годы, рассказывая детям традиционные былички, я был поражён тем, как эти тексты оживают в детских душах. Оглушительная тишина воцаряется в классе, стоит лишь прозвучать первым словам заветного повествования. Непослушные, невоспитанные, буйные мгновенно смиряются, ощутив дыхание реальности, которой мы все так страшимся, и потому жаждем понять. Широко раскрытые глаза, светящиеся надеждой, пристально всматриваются в твоё лицо, и, где кончается миф, а где начинается рассказчик, они уже не различают. Быть неискренним в этот момент значит погубить и урок и свой авторитет. С другой стороны, быть искренним предполагает ответственность. Фактически это значит спуститься туда, в сумеречную реальность «приграничья», взять их с собой и провести под своей защитой через все коллизии событий. Если на это хватит страсти, ума и сил, то старания вознаградятся. Мгновения глубочайшей духовной близости бывают наградой, и поистине лучшей награды в наши времена ожидать трудно.
Их потребность в таких «погружениях» необычайно велика, но более поражает другое. Стоит лишь рассказу подойти к концу, как вверх тянутся десятки рук, и из тьмы небытия рождаются удивительные повествования о собственных встречах: «Раньше я жил в коммунальной квартире. Там у всех было мало денег, некогда было умерших людей хоронить. А там уже много было старых людей, и их всех хоронили в подвале. Когда я ходил в тот подвал один … (захотел посмотреть что там, эта, и пошёл туда). Когда я ходил в тот подвал, там надо было наступать на тень. Там был, конечно, и свет, но этот свет не всё просвечивал. И вот, когда я наступал на тень, слышались крики, и духи летали, эта, умерших людей. А когда на свет становился, всё прекращалось. Ещё недавно туда ходил с фонариком. А вот теперь, когда туда приезжаю, уже боюсь в этот подвал заходить» (Дима А. 1 класс). «Какое счастье – смерти нет, есть только тьма, и только свет, всегда попеременно»(Строка из стихотворения «Булата Оккуджавы»).

8. Забодаиха
Стоял пронзительно холодный и яркий мартовский день. С раннего утра мы ходили по селу и разговаривали со стариками, чьи адреса записали в сельсовете. Как я и предполагал, песнахорок найти не удавалось, да и откуда им было взяться в конце XX столетия в стране, где ещё в первую мировую на каждом хуторе было по граммофону. Перейдя оранжевое от солнца вспаханное поле, промёрзшее настолько, что на

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


Автотранслитерация: выключена


Защитный код
Обновить

Следующий документ »



Все права принадлежат их обладателям. Остальные - © Традиция. 2004-2016
Яндекс цитирования