Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»
Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»

Главное меню Главная страница
Главная страница
Общая информация
Новости студии
Дискография
Новости вокруг
Latvieshu valodaa
На русском языке
In English
Статьи С.Оленкина
Рефераты
Методички
Отчеты
Песни
.:: Фотогалерея ::.
Фотографии участников
«Олень по бору...» 2009
Baltica 2009
Фестиваль масок в Дагда
Там по маёвуй роси 2006
Там по маёвуй роси 2005
На фестивалях
Народные исполнители
Рукоделие
Наша история
Наша коллекция
Обложки компакт-дисков
---===---
Контакты
Фотогалерея
Поиск по сайту
Схема сайта
Архив новостей
Рекомендуйте нас
Ссылки
Гостевая книга

Свежие новости

Кто online
Сейчас на сайте:
Гостей - 1

---===---



История «Пятницы» с прошлого тысячелетия до новейших времён.

Версия для печати Отправить на e-mail
крестьянами, и от разговоров всегда оставалось ощущение, что удалось побывать в стране детства, посидеть возле топящейся печки родного дома и послушать рассказы собственной бабушки. Под конец поездки я обнаружил, что стал доверять людям, и в городе долго испытывал чувство неловкости, затрудняясь сохранять в себе это доверие и далее. Я обнаружил, что отличаюсь от жителей глухих присухонских сёл, и жизнь в большом городе является источником этих отличий. Я открыл для себя несходство двух культур, носителем одной из которых являлся, не вполне отдавая себе отчёта в её сути, впервые понял что значит осознать себя, столкнувшись с жизнью, идущей по другим законам. Впервые во время этой поездки мне удалось понять, что для их культуры глубина и искренность отношений между людьми является приоритетом, отодвигающим на второй план многое из того, что является важным для нас.
В леспромхозовских сёлах всё было прямой противоположностью. Грязные разъезженные дороги, вдоль которых длинные, плохо срубленные, безликие бараки на две, а то и три семьи каждый. Из дверей одного барака нас чуть было не облили помоями, да ещё и обругали за то, что «шляемся где ни попадя». Впрочем, в таком посёлке встречный скорее всего не обратит на вас никакого внимания, разве что выпил, и хочет поговорить.

3. «Петухи не поют, люди не встают».
Вторым, не менее сильным, но, в отличие от первого, страшным впечатлением от поездки, были свидетельства умирания традиционного села. Мы сталкивались с ними повсеместно, но первая встреча осталась в памяти ярче других.Через пару дней после благополучного освобождения, на исходе дня мы подплыли к живописному селу, расположившемуся на высоком крутом берегу. Солнце садилось, и песчаный обрыв, а также фасады домов с палисадами, балконами, наличниками, полотенцами, и прочими убранствами, которыми так богата деревянная архитектура северного села, был залит глубоким пурпуром. На краю обрыва виднелся высоченный металлический крест с декором и табличкой, предполагавшей наличие надписи. Каким-то особым спокойствием и величием веяло от этого пейзажа, и, проплыв несколько сот метров за село, мы остановились на ночлег в небольшой речной бухточке. Устав с дороги, мы решили отложить поход в люди до утра, наловили рыбы, поужинали ухой, и, напялив на себя всю имевшуюся одежду, забрались в спальники.
Утром я проснулся от невыносимого холода, единственным спасением от которого было купание в ледяной реке. Проделав эту спартанскую процедуру, я взял фотоаппарат, большую банку для молока, и отправился на разведку. Уже на подходе стало заметно неладное: вдалеке виднелись крепкие, ухоженные срубы с цветниками, огородами, выкошенными лужайками, деревянными тротуарами, но во всём этом чего-то не хватало. Чего именно, трудно было понять, но в душе рождалось тяжёлое предчувствие. В окнах не было света, что можно было объяснить ранним часом, обычной крестьянской бережливостью, да и причина тревоги была явно в другом. Вдруг гулкий стонущий звук разнёсся по реке, и вдалеке протяжно отозвалось эхо. К тому времени я уже знал,— так падают сосны с обрыва, размытого речной волной. И вдруг стало ясно: село охвачено странной тишиной. Не слышно собачьего лая, мычания коров, скрипа открываемых ворот, других звуков, составляющих обычную звуковую «ауру» живого человеческого пристанища. Вспомнилась загадка: «стоит село …. петухи не поют, люди не встают». Подойдя к крайним избам, я убедился, что они действительно в полном порядке: занавески за оконными стёклами, поленицы дров, заготовленных на зиму, всё это намекало на то, что село обитаемо. Создавалось впечатление, что хозяева отлучились ненадолго, повесив на двери замки, но мёртвая тишина не нарушалась ни единым звуком, и трудно было объяснить, почему так молчаливы «братья наши меньшие», без участия которых немыслима жизнь крестьянского хозяйства. Чем дальше я продвигался по пустынной улице, тем большая тоска овладевала мною. Казалось, что я схожу с ума.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


Автотранслитерация: выключена


Защитный код
Обновить

Следующий документ »



Все права принадлежат их обладателям. Остальные - © Традиция. 2004-2016
Яндекс цитирования