Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»
Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»

Главное меню Главная страница
Главная страница
Общая информация
Новости студии
Дискография
Новости вокруг
Latvieshu valodaa
На русском языке
In English
Статьи С.Оленкина
Рефераты
Методички
Отчеты
Песни
.:: Фотогалерея ::.
Фотографии участников
«Олень по бору...» 2009
Baltica 2009
Фестиваль масок в Дагда
Там по маёвуй роси 2006
Там по маёвуй роси 2005
На фестивалях
Народные исполнители
Рукоделие
Наша история
Наша коллекция
Обложки компакт-дисков
---===---
Контакты
Фотогалерея
Поиск по сайту
Схема сайта
Архив новостей
Рекомендуйте нас
Ссылки
Гостевая книга

Свежие новости

Кто online
Сейчас на сайте:
Гостей - 1

---===---



История «Пятницы» с прошлого тысячелетия до новейших времён.

Версия для печати Отправить на e-mail
Чего только не мелькало в голове: «зона», «сталкер», радиация, эпидемия … Село было большое – домов пятьдесят, и его опустошённости трудно было найти рациональное объяснение.
Вернувшись к плоту, я разбудил друзей, и мы вместе отправились решать эту трагическую загадку. Пробродив с пол-часа по пустынным улицам, мы увидели вдалеке старушку, медленно движущуюся в нашу сторону. Одинокая фигура выглядела как привидение, и в первый момент я поймал себя на мысли, что в глубине души испытываю необъяснимый страх. Бабушка, тем не менее, приблизилась, с удивлением на нас поглядывая. Она оказалось вполне живой, и вскоре из её уст мы узнали печальную историю села Дмитриевского.
Всё было до обидного просто. Районное начальство по приказу из центра, в рамках политики «укрупнения», приказало жителям села переехать на «центральную усадьбу» — населённый пункт, в который свозили жителей мелких окрестных деревень. Дмитриевцы на общем собрании решили приказу не подчиниться, и во что бы то ни стало не покидать родных мест. Дедовские дома справленные, ухоженные, «гордые» своей столетней историей, густо заселённые образами и видениями давно прошедших, но незабвенных дней, были явно милее им, нежели благоустроенные, но чужие и безликие бараки «центра». «Вы посмотрите на эту красоту»,— говорила бабушка, поводя рукой вокруг,— «Ну как можно отсюда уехать добровольно. Сначала закрыли магазин,— это мы пережили – закупали в «центре» на месяц. Затем закрыли школу – тут уж пришлось труднее, зимой по темноте через лес семь километров не очень-то поездишь. Да и дорогу иной раз так заметёт, что ни с места. В конце концов отключили электричество. Живали раньше и без света, но теперь уж поотвыкли, и хочешь, не хочешь, пришлось перебраться. Как подумаю, что уж не жить больше в своём селе, плакать хочется. И село ведь знаменитое – Хабаров, великий путешественник здесь родился»,— бабушка указала рукой на крест, возвышавшийся на обрыве,— «Мы даже в Москву писали, чтобы памятник ему поставили, куда там. Мужики сами скинулись, и как смогли смастерили».
* * *
Ближе к концу путешествия нам пришлось стать свидетелями смерти ещё одного села, на этот раз оставленного жителями много лет назад. На карте-лоции, подаренной какой-то доброй душой на одной из стоянок, был обозначен населённый пункт под названием Брызгалово, возле него перекат — Брызгач. Мы узнали его издалека: вода у поворота со странным искрящимся налётом, виднеющимся сквозь туман – для ясного дня явление неожиданное. Ближе оказалось, что поверхность реки сплошь покрыта брызгами, создаваемыми прорывающейся сквозь камни водой. Тут и там возникали и исчезали маленькие радуги. Зрелище было столь завораживающим, что, не смотря на быстрое течение, мы не поленились причалить. Пологая часть берега шире, чем обычно,— лишь метрах в ста от воды начинается высокий обрыв, к самому краю которого на вершине вплотную подступает густой лес. Видно было, что берег сильно страдает от паводков – внизу упавшие деревья. Зато на пологой части среди валунов, поросших голубыми и оранжевыми мхами, невиданное разноцветье и разнотравье. Даже удивительно, сколько растительности порождают эти луга, сколько силы и цвета вкладывает в них земля, так редко и недолго балуемая теплом скупого северного солнца. Обнаружив за кустами дорогу, ведущую вверх, мы пошли по ней и вскоре остановились, поражённые открывшейся картиной. Длинный ряд могучих срубов расположился вдоль просеки, намекающей на то, что когда-то здесь была деревенская улица. Везде следы тяжёлой неравной борьбы. Творения человеческие, брошенные творцом, обречённые в одиночку сопротивляться натиску безжалостной природы, умирали, изо всех сил стараясь не потерять былого достоинства. Крыша ближайшего дома вместе с перекрытиями второго этажа рухнули, и в открывшееся пространство высунулся уже ствол дерева, ветви которого маячили в пустых оконных проёмах. Остальные срубы держались, но стихии давно хозяйничали в комнатах, и на всём лежала печать тлена. Удивительно, в печах

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


Автотранслитерация: выключена


Защитный код
Обновить

Следующий документ »



Все права принадлежат их обладателям. Остальные - © Традиция. 2004-2016
Яндекс цитирования