Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»
Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»

Главное меню Главная страница
Главная страница
Общая информация
Новости студии
Дискография
Новости вокруг
Latvieshu valodaa
На русском языке
In English
Статьи С.Оленкина
Рефераты
Методички
Отчеты
Песни
.:: Фотогалерея ::.
Фотографии участников
«Олень по бору...» 2009
Baltica 2009
Фестиваль масок в Дагда
Там по маёвуй роси 2006
Там по маёвуй роси 2005
На фестивалях
Народные исполнители
Рукоделие
Наша история
Наша коллекция
Обложки компакт-дисков
---===---
Контакты
Фотогалерея
Поиск по сайту
Схема сайта
Архив новостей
Рекомендуйте нас
Ссылки
Гостевая книга

Свежие новости

Кто online
Сейчас на сайте:
Гостей - 1

---===---



Кузя, брат Мартиньша

Версия для печати Отправить на e-mail

(Статья в середине 90-х публиковалась в одной из газет Латвии, выходящих на руссском языке. На сайте статья публикуется в новой редакции, с сокращениями и комментариями).

«…стоит … поразмыслить о роли Кузи в нашей истории»


Большинство из нас, русских, живущих в Латвии, знает праздник, называемый днём Мартиньша. Если мы и не проявляем интереса к своим традициям, не считаем их знания для себя актуальным, всё равно с праздником Мартиньша нам трудно ныне разминуться, не узнав о нём хоть самой малости. О нём пишут в газетах, показывают его по телевидению, в конце концов, если вы совсем затворник, о Мартиньше вам расскажет собственный ребёнок, придя тёмным ноябрьским вечером из школы. Там наверняка ему уже сообщили о том, что Мартиньш – это окончание времени душ умерших, это начало времени ряженых, начало зимы, это начало подготовки к Зимним Святкам. Может быть, ваш ребёнок даже споёт вам песню про Мартиньша и его детей, или явится пред ваши очи в костюме цыгана.

Но вряд ли многим родителям посчастливится услышать от своих чад о том, что у латышского Мартиньша есть русский родственник, и ничуть не бедный, а возможно, даже брат родной, хотя, очевидно, и не близнец.

Само собой, последнее касается не одного Мартиньша – параллелизм наших традиций прослеживается вдоль всего цикла годовых праздников, чего не скажешь о нашем интересе к своим традициям. Тут параллелизм с латышами несколько нарушается. Так уж нам подкузьмило, заметит на это кто-нибудь из нас и не в бровь, а в глаз попадёт. Именно этот совершенный глагол прошедшего времени как нельзя лучше вписывается в тему, ибо есть основание считать, что русского Мартиньша зовут Кузей.

Факт этот может быть признан весьма знаменательным: получив относительно поздние имена, оба братца сохранили множество подозрительно близких черт. Без сомнения это свидетельствует  о почтенном возрасте обоих. Итак, Козьма, Кузьма, Кузя. Величайший знаток душевных проявлений русского народа, Владимир Иванович Даль писал, что имя это «в поговорках означает бедного, горького. Кузьма – бесталанная голова. Горькому Кузеньке – горькая долюшка». Надо сказать, что на голом месте поговорки не возникают, и народ наш знал, что поговаривал. В день Козьмы и Демьяна, или на Кузьминки, как этот день ещё называют, русские крестьяне шили из старых тряпок куклу, набивая её соломой. Куклу называли Кузей, и долюшка его в самом деле была горька. Рваный его кафтан имел разные по длине рукава, шапка то и дело сползала на лоб. Кузя был крив, хром и при этом нестерпимо хотел жениться. Он сватался поочерёдно ко всем девушкам и, получив отказ у последней, с горя умирал. Его «клали на полотно и несли на реку. За ним шли девушки одетые старухами. «Поп» кадил лаптем. На льду чучело сжигали». Впрочем, на следующий день его всё же женили: «девушка изображала невесту… женихом одевалась девушка из другой «беседы». Ходили сватать, был запой… За деревней на дороге их венчали».

Конечно, Мартиньшу повезло больше. В песнях о нём поётся: «Мартиньш мужичок богатый колет вечером бычка». Следует отметить, что богатством своим он пользуется себе и людям во благо — имеет множество детей, да все весёлые: поют, пляшут и ряжены «в великана, карлика, козу, журавля либо какую-нибудь мелкую лесную нечисть». Впрочем, не смотря на заслуги перед отечеством в преодолении вечного по сути демографического кризиса, в конце концов изгоняют и Мартиньша. Латыши народ вежливый, героев своих они изгоняют с почтением. Зато достаётся при этом селянам: детки Мартиньша хлещут их берёзовыми прутьями во время обхода дворов, да при этом требуют, чтобы те накормили их курятинкой.



 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


Автотранслитерация: выключена


Защитный код
Обновить

« Предыдущий документ   Следующий документ »



Все права принадлежат их обладателям. Остальные - © Традиция. 2004-2016
Яндекс цитирования