Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»
Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»

Главное меню Главная страница
Главная страница
Общая информация
Новости студии
Дискография
Новости вокруг
Latvieshu valodaa
На русском языке
In English
Статьи С.Оленкина
Рефераты
Методички
Отчеты
Песни
.:: Фотогалерея ::.
Фотографии участников
«Олень по бору...» 2009
Baltica 2009
Фестиваль масок в Дагда
Там по маёвуй роси 2006
Там по маёвуй роси 2005
На фестивалях
Народные исполнители
Рукоделие
Наша история
Наша коллекция
Обложки компакт-дисков
---===---
Контакты
Фотогалерея
Поиск по сайту
Схема сайта
Архив новостей
Рекомендуйте нас
Ссылки
Гостевая книга

Свежие новости

Кто online
Сейчас на сайте:
Гостей - 1

---===---



«Русалка» — Сергей Оленкин

Версия для печати Отправить на e-mail
Злодейский нрав их частично можно и объяснить, приняв во внимание мрачные особенности их происхождения. «Тольки молодые, невенчаные як умруть на Русальны тыждень, чи хлопец, чи деука, то робяца русалками. Уже хороняць и уже не плачуць, што умерла, а плачуць, што буде ходиць усю жизнь русалкой. Уже душа её буде на етом свете ходиць. Выйдуць и будуць ходить, як живые». Выполнив своё предназначение, русалки убираются восвояси: «у могилку, в рай, на тот свет…», «на кладбище, лежать у гробу».

Увы, на этом я вынужден прервать своё описание, признав, что ни на шаг не продвинулся к цели, ради которой его и затеял. Я надеялся вступить в диалог. Предполагалось, что это будет «разговор» с «той культурой», с «тем миром», типичным представителем которого является наш персонаж.

Несколько раз брался я переписывать эту страничку, исчерпал весь свой запас публицистических приёмчиков, и пришёл к неожиданному открытию. Как ни пытался я говорить с «эпохой», «системой ценностей» или даже с «традиционным крестьянином», моим собеседником в конце концов оказывались не они. Я вдруг обнаружил, что «с того конца стола» со мной «говорит» некий персонаж с весьма своенравным характером, привычками, а похоже и со своими целями. Он вдохновенно играл со мной, навязывая свои правила, он перевёртывал смысл написанных мною слов, на штатные мои остроты отвечал гримасами и злорадным кривлянием, постоянно вызывая у меня чувство неловкости за собственные мысли. Казалось, что русалка откровенно и цинично издевается надо мной, демонстрируя уверенность в полной своей безнаказанности.

Отчаявшись привыкнуть к этому, я сделал ещё одно страшноватое открытие. Припоминая с детства весь опыт своих блужданий и «обмороков», я пришёл к выводу, что передо мной отнюдь не музейное привидение. Русалка и в нашей культуре «живее всех живых», хотя и «спряталась», изменила свой вид, так ей было «удобней», легче добиваться своих целей. Она искони обладала способностью к оборотничеству: могла появляться в обличии птиц и зверей, воза сена, тени, которая «столбом иде», оборачивалась даже церковью. В наше время встречи с ней не ждут, и поэтому она может стать кем захочет. И от этой вседозволенности характер её приобрёл черты ещё большей злобности и коварства.

Русалка относится к числу персонажей, которых возможно и нет, но которые вроде как бы и есть. Это является основным, главным её признаком, можно сказать её сутью. В разные времена удельный вес этих «возможно» и «вроде как бы» в сознании человека менялся.

Тяжела судьба традиционного крестьянина – он мог быть пойман русалкой, и кому хотелось быть истолчённым в ступе её «жалезнай цыцкай»? Но крестьянин хотя бы мог, соблюдая правила, этой участи избежать. Куда как тяжелее судьба человека, который «точно знает», что её нет и быть не может. Его-то русалка уже поймала, просто он этого пока не заметил.

Однажды на застолье у одного образованного приятеля я рассказал историю, случившуюся со мной в деревне. Я ночевал на глухом, заброшенном хуторе. Внезапно и по непонятной причине проснувшись ночью, я увидел в окне фигуру, стоявшую в саду шагах в десяти от дома. Это была белая, слабо светящаяся полупрозрачная правильной формы капсула, силуэт которой напоминал человеческий. Фигура была неподвижна и долгое время позволила себя созерцать. Испытав весь положенный комплекс ощущений, я потерял сознание от изнеможения. Эту историю я и рассказал во время приятной застольной беседы. Приятель мой, обладая задором спорщика, тут же с миной торжествующего просвещения разложил весь мой рассказ по полочкам. Выходило, что либо я обманываю, либо мне это приснилось, либо я болен, и мне надо лечиться. За столом с нами сидел человек, знакомством с которым мой приятель очень гордился. Он неожиданно поддержал меня, сказав, что не сомневается в правдивости рассказа,— многие люди видят похожее, и нет оснований утверждать, что все они больны. Мнение авторитетного собеседника произвело на приятеля моего знаменательное действие. Самодовольная уверенность с его лица внезапно слетела, и в глазах замелькали неверные огоньки страха. Глядя на него, я стал не на шутку опасаться, что дверь вдруг откроется, и нуминозная фигура войдёт в дом. С тех пор, вот уже много лет, приятель мой мне не звонит и на застолья меня не приглашает.



 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


Автотранслитерация: выключена


Защитный код
Обновить

« Предыдущий документ   Следующий документ »



Все права принадлежат их обладателям. Остальные - © Традиция. 2004-2016
Яндекс цитирования