Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»
Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»

Главное меню Главная страница arrow Статьи С.Оленкина arrow «Царю не подобает» - Сергей Оленкин
Главная страница
Общая информация
Новости студии
Дискография
Новости вокруг
Latvieshu valodaa
На русском языке
In English
Статьи С.Оленкина
Рефераты
Методички
Отчеты
Песни
.:: Фотогалерея ::.
Фотографии участников
«Олень по бору...» 2009
Baltica 2009
Фестиваль масок в Дагда
Там по маёвуй роси 2006
Там по маёвуй роси 2005
На фестивалях
Народные исполнители
Рукоделие
Наша история
Наша коллекция
Обложки компакт-дисков
---===---
Контакты
Фотогалерея
Поиск по сайту
Схема сайта
Архив новостей
Рекомендуйте нас
Ссылки
Гостевая книга



---===---



«Царю не подобает» — Сергей Оленкин

Версия для печати Отправить на e-mail

— Вовочка, не ходи на дискотеку, оглохнешь!
— Спасибо, мама, я уже пообедал!

Это было бы так просто, если бы речь могла идти только о пении. Кружок этнографического пения? Запросто: пришёл, встал и пой. Есть слова, есть ноты. И те и другие народные. Какие ещё могут быть проблемы? Как рожено, так и хожено.

Чаще всего именно так и происходит. Идут мастерские РФС, мастера твердят науку, а бабка с дедкой на хуторе всё перепутали. Если ближе к делу: не говорят ли мастера на языке, которого многие из учеников не понимают. Сидят ученики все пять дней со странным выражением лицу: и понять хочется, и спросить неудобно,- а ну как засмеют. (Кроме, конечно, тех, кто сразу и «чисто конкретно» определяет это как опасность беззаботности своего существования). И мастера в вопросах преподнесения «основ языка» тоже как-то не слишком активны. Да и тема мало разработана и разработке поддаётся с трудом.

О чём всё-таки речь? Как объяснить взрослым новичкам (и «старичкам», которые внезапно стали взрослыми) смысл происходящего? Существует ли убедительная мотивировка тем немалым затратам времени и энергии, на которые они обрекают себя, начав (или продолжив) занятия.

— Гражданин, вы разве не видите написано: «Не курить!»
— А я надписям не верю.
— Это почему?
— Да вот иду я вчера вдоль забора, а там написано: «…». (Уж извините – прим. авт). Я пощупал, а там доски!

Маленькое наблюдение: те кто пришёл в студию будучи в сознательном возрасте, по самостоятельно принятому решению, и остался, не бросил, в таких мотивировках как правило не нуждается. Они знают для чего они этим занимаются, другое дело, что не всяко слово в строку пишется. Таких людей увы мало. За двенадцать лет работы я могу пересчитать их на пальцах одной руки. Конечно, с ними легко, они всё понимают с полуслова. Большинство моих знакомых, однако (может быть у Вас по-другому?), страдают фатальной и труднопреодолимой зависимостью: заборы предпочитают не щупать — написано, значит так и есть. А о роде наших с вами занятий, сами понимаете, на заборах написано всякого. В системе современной бытовой, жизненной … не знаю как её правильней назвать, мифологии сколь-нибудь серьёзного места этому роду не определено.

А ведь мифология дело нешуточное. И почему не определено? Может быть потому, что никто ещё достаточно ясно и убедительно не сказал, чем мы, собственно, занимаемся? Если просто пением, то трудно объяснить непосвящённым некоторые нюансы наших технологий. В самом деле, и так «трудно мне поётся … голос мой и сух и груб», а тут ещё заставляют петь как деревенские дедушка и бабушка. Да ну вас!

В общем, как видно «роман столь серьёзен — придётся начать с конца». Или с середины, с боку, но не с начала – с него не получается. Мне хочется «подсесть к «столу» и процитировать: «Совместное исполнительство, когда растворяешься в народной песне, захватывает. Создаётся иллюзия полной сопричастности к тому утраченному миру». (Вестник РФС, 1, 2001, стр. 54). У меня лично никаких иллюзий не создаётся. То, что сопричастность имеет место – это не иллюзия, а часть реальности, причём на мой взгляд не главная. А то получится что поём мы исключительно в ностальгическом порыве: общество товарищей-меланхоликов воздыхает о потерянном рае. Если уж удалось «раствориться», то это радость и счастье, и тоже не иллюзорные, а настоящие. Если, конечно, удалось – думаю и в «утраченном мире» было так же. Но даже эта радость, очень важная, нам это только награда за труд, а главное всё же в чём-то другом.

Итак, радость как награда за трудами достигнутую сопричастность. Не к мифическому золотому веку, безвозвратно утраченному, а к живой «лаборатории счастья» путь к которой для нас лежит через немалый труд. Однако «что взял, отдай, что видел – выдай…», иначе «пир не долго будет длиться».

Ещё цитата (там же): «…наша современная жизнь полностью противостоит традиционному укладу. Мне видятся два выхода из этого психологического тупика. Первый требует изменения образа жизни, сознания, окружения, но у многих ли найдутся силы …? Второй путь предполагает поиск адекватной мотивации и новых форм существования традиционной песни в современном мире».

Что тупик этот чисто психологический это точно, но выход мне видится всё же один потому, что «адекватной мотивацией» и «новой формой» как раз и является «изменение образа жизни, сознания …». Ну, а сил уж сколько Бог дал.

Насчёт противостояния нашей современной жизни традиционному укладу — вопрос сложный. На мой взгляд, уж совсем принципиально не противостоит. Например вызывает большие сомнения противопоставления культуры современного города как культуры «нетрадиционного типа» собственно «традиционной культуре». По-моему у нас просто традиции разные. Например, естественный конфликт между поколениями в «традиционной культуре» статистически разрешается однозначно – дети вынужденно (потому, что так положено или потому, что подвергнут резкой критике), а иногда может быть и осознанно подчиняются родителям. У нас же, опять-таки по той же статистике, чаще наоборот. Например, если родитель носит на голове петушиный гребень зелёного цвета и кольцо в носу, и требует того же от своего чада, то вероятнее всего последнее обреется налысо и вместо кольца засунет перо совсем в другое место. Причём оба элемента «иммиджа» к традиции не имеют никакого отношения, традиционным будет неподчинение сына папе. Традиция эта в нашем обществе обросла множеством священных текстов: «о правах и свободах», «о самоопределении личности» и т. д. И главное, многие из них давно стали чистой правдой, и без них мы уже не можем – страшно. Структура отвердела.

И традиционную культуру (как нашу, так и ту) не стоит идеализировать, потому как за это многих из нас в качестве каженников, или ещё кого, там просто изолировали бы и подвергли длительному и, скорее всего, чрезвычайно экзотическому лечению, возможно с применением того же кольца, пера и петушиного гребня. И неизвестно, чем бы это всё кончилось. И правильно, – излишняя идеализация вещь совершенно бесполезная, а то и вовсе вредная. Что толку «стремиться к той культуре, к которой к сожалению не принадлежим» (там же)?

То же можно сказать и по поводу «единственной возможности нормального состояния душевно и духовно здорового человека… только в традиционной культуре»(стр. 54). Ну что ж, будем «рубить дубы на гробы». Другого выхода не остаётся.

Однако выход всё же вроде как бы нащупывается: «приходя к этой культуре … открывать для себя целый мир и … осваивать его как цельность» (стр. 53) — вот без этого нам просто не выжить.

«Хочешь увидеть дом, выйди из дома».



 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


Автотранслитерация: выключена


Защитный код
Обновить

« Предыдущий документ   Следующий документ »



Все права принадлежат их обладателям. Остальные - © Традиция. 2004-2016
Яндекс цитирования