Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»
Студия аутентичного фольклора «Ильинская пятница»

Главное меню Главная страница
Главная страница
Общая информация
Новости студии
Дискография
Новости вокруг
Latvieshu valodaa
На русском языке
In English
Статьи С.Оленкина
Рефераты
Методички
Отчеты
Песни
.:: Фотогалерея ::.
Фотографии участников
«Олень по бору...» 2009
Baltica 2009
Фестиваль масок в Дагда
Там по маёвуй роси 2006
Там по маёвуй роси 2005
На фестивалях
Народные исполнители
Рукоделие
Наша история
Наша коллекция
Обложки компакт-дисков
---===---
Контакты
Фотогалерея
Поиск по сайту
Схема сайта
Архив новостей
Рекомендуйте нас
Ссылки
Гостевая книга

Свежие новости

Кто online

---===---



«Жнивьё» Сергей Оленкин

Версия для печати Отправить на e-mail
Часто в образах жнивья встречается мотив свадьбы:

Ѓаварила едраное жита: ў поли стаяти, эй, не маѓу я.
Тольке маѓу ў поли снапами, а ў доме кладами, ай, маѓу я.
Ѓаварила маладая Таня: ў татки я жити, эй, не маѓу я.
Тольке маѓу у сьвёкарки жити, маладушкай быти, ай маѓу я.

После окончания жатвы наступало время свадеб. В свадьбах обильно использовалась символика зерна, урожая. Невесту, когда расчёсывали ей косу, утром в день венчания, сажали на хлебную квашню. Одетую, убранную невесту переводили за стол и «наделяли»: на стол клалось браное полотенце, икона и «надельный хлеб». Туда же каждый из из гостей жертвовал деньги. Когда молодых вели к столу после венца, песняхорки плясали на лавках с песней:

Сыплю я, сыплю я, и житом и хмелём.
Житом сыплю, житом сыплю, штобы жить хорошо.
Хмелем сыплю, хмелем сыплю, штоба жить весело.

Посыпальная сестра (специальная должность в свадебном обряде, если у жениха не было родных сестёр) под эту песню обсыпала молодых зерном и хмелем… Конечно, свадьбы игрались именно в этот период календаря потому, что закончились основные полевые работы и освободилось время, и потому, что собран урожай, и есть чем отметить торжество. Но может быть в самых, на первый взгляд, простых объяснениях кроется самый глубокий смысл?..

«Особенно богат обрядовыми действиями и песнями день дожинок». Урожай уже почти собран, осталось последнее усилие… и именно сейчас пора бы подумать о следующем урожае. Последнюю прядь «волос Земли» жнейки не сжинали, они заплетали её, и называлось это «заплести бороду Волосу». Волос, Велес – древний славянский бог, властелин царства мёртвых, а также покровитель скотоводства (Имя Велеса родственно латышскому veļi – души умерших предков, Velns – чёрт, и сопоставляется с санскритским Vala. Последним называлась скала, в которой спрятаны коровы, в дальнейшем освобождённые Индрой – миф о поединке бога-громовержца со змеем Вритрой). Там, где имя Велеса было забыто, бороду называли, например, бородой Ивана:

Хадил казёл пу мяжи, дивовался барады, дива, дива!
Чья же ета барада, чёрнам шёлкам увита? Дива, дива!
Чёрнам шёлкам увита, сытым мёдам аблита? Дива, дива!
Иванова борода чёрнам шёлкам увита, дива, дива!
Чёрным шёлкам увита, сытым мёдам аблита, дива, дива!
(Песни Псковской земли, вып.1)

Завитую «бороду» пригибали к земле и прижимали камнем – замыкали контур, как бы отдавая земле силу оставшейся ржи, чтобы на следующий год та тоже принесла урожай. В одном из районов Латгалии последнюю несжатую пястку («бороду») называли «райком». «Таки, верна, па абычаю была, па стариннаму, што нада кинуть (оставить) раёк. Сорок, ну питьдесят штучек (стеблей ржи с колосьями), их боле там не было, скоко ў руке памящается там ужо. Пэрэвязывали этым самым (житом) и прывязывали цьвяты там. Вот ужо там цьвяты правяжуть, и она астаётца на поли… Патом песьни ўсим хором пають, идуть дамой. Там они чим магли честавали – мёдом, не так, как тяперь пили тамака…» (Запись экспедиции ЦФП «Традиция, июль 1993). Перед уходом жнеи катались по земле со словами: «Нивка, нивка, отдай мою силку». Последний сжатый сноп наряжали в сарафан, повязывали платком, опоясывали поясом и называли «Хозяйкой». «Хозяйку» несли в дом и ставили в красный Угол под иконы, где она стояла до Святок. Кто она, эта «Хозяйка», как понимать нам её смысл? Воплощение ли это труда, вложенного в ниву, чтобы вырастить урожай, всей любви, забот, страхов и тревог, без которых невозможно было бы появление на столе желанного Коровая, Бога – хлеба, несущего Жизнь и Радость? Семейное ли это божество, оберегающее дом, охраняющее его от множества напастей? Может быть это сама Мать-Земля со своим золотым богатством вписалась в вертикальное пространство Красного, Святого угла?



 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


Автотранслитерация: выключена


Защитный код
Обновить

« Предыдущий документ   Следующий документ »



Все права принадлежат их обладателям. Остальные - © Традиция. 2004-2016
Яндекс цитирования